История района

История заселения территории Ленского района

 

       Древняя стоянка человека, известная в Ленском районе и относящаяся к периоду каменного века - палеолита, обнаружена в двух километрах выше села Нюя, вблизи устья одноименной реки, на древней террасе. Культурный слой, содержащий следы деятельности человека, имеет сверху вид ровной плоскости, на которой рассеяна галька, несомненно, побывавшая в очаге, обожженная и растрескавшаяся от огня. Вместе с ней встречаются обработанные рукой камни, снятые с них отщепы, кремневые пластины и немногочисленные орудия из камня. Обработанные камни и орудия, изготовленные из относительно мягкой породы зеленой окраски, даже внешним видом свидетельствуют о своей глубокой древности. О том же говорят формы этих вещей и техника их изготовления. Ими пользовались первые хомо сапиенс на территории Якутии - представители дюктайской и сумнагинской культур. Это были охотники на мамонтов, носорогов, бизонов, в изобилии водившихся здесь в то время. Жили они в жилищах, каркас которых делался из дерева и крупных костей мамонта, обитых снаружи шкурами животных. Предполагается, что это были предки современных эскимосов и алеутов, ушедшие затем через Берингов пролив в Северную Америку.

      Из находок периода неолита, “нового” каменного века, на территории Ленского района известны стоянки на реках Турукта и Мурья. Стоянка на р. Турукта относится к так называемой белькачинской культуре, для которой характерны изделия из нефрита. Более поздняя Мурьинская стоянка находится в районе известного всем Мурьинского затона. Именно здесь, в одном километре выше по течению р. Лены от села Мурья, у устья ручья Ордон, на ее левом берегу, учеными Приленской археологической экспедиции в 1973 году обнаружена стоянка древних людей ымыяхтахской культуры неолита. Как установлено учеными, эти люди, жившие здесь 4-3,5 тысячи лет назад, являлись предками современных чукчей и коряков, ныне живущих в основном на Чукотке и Камчатке.

      Мурьинский раскоп площадью 2x8 м богат находками, которые концентрировались вокруг древнего кострища. Здесь найдено 2 800 каменных предметов, фрагмент вафельной керамики и мелкие обожженные кости млекопитающихся. Каменные предметы представлены кремниевыми отщепами, ножевидными пластинками, кремниевыми орудиями - скребками, заготовками ножей, вкладышами, наконечниками стрел и резцами. Фрагмент вафельной керамики принадлежит сосуду коричневато-серого цвета. Тесто трехслойное, толщина 6 мм. В тесте хорошо видна примесь песка и шерсти. Внешняя поверхность фрагмента покрыта отпечатками вафельного штампа, имеющего ромбические ячейки размерами 2x2 мм.

Следует сказать об ымыяхтахцах. Предполагается, что они проникли на территорию современной Якутии со стороны оз. Байкал по рекам Лена, Витим и Олекма. В ходе перемещения они принесли на свою новую родину лук и стрелы, роговые гарпуны для добычи рыбы, топоры с ушками и глиняные сосуды. В Якутии эти племена скрестили свою культуру с культурой сохранившихся здесь племен сумнагинцев. Природные условия Якутии тогда не имели существенных отличий от современных. Ымыяхтахцам выпала доля жить в одной из самых суровых областей нашей планеты. Однако они сумели приспособиться к местной природе и с успехом противостоять тяжелейшим климатическим условиям.

      Судя по археологическим данным, можно считать, что ымыяхтахцы жили в наземных каркасных жилищах, большей частью одновременно на стоянке их было одно-два. Основой хозяйства ымыяхтахцев считалась охота, причем, главным ее объектом был лось. Добывали они также северного оленя, косулю, бурого медведя и других животных. Рыболовство, вероятно, играло подспудную роль. Ымыяхтахцы также занимались собирательством растительной пищи. Будучи пешими охотниками, ымыяхтахцы вели полуоседлый образ жизни, который характеризовался сезонной кочевкой, связанной, главным образом, с миграциями основных объектов охоты. Передвижения, очевидно, происходили на ограниченной, хотя и достаточно обширной территории, традиционно принадлежащей отдельной родовой общине. Вместе с мужчинами участие в охоте принимали и женщины.

      Судя по материалам погребений, разделение на бедных и богатых у ымыяхтахцев еще отсутствовало. Также можно судить о вере ымыяхтахцев в загробную жизнь и в очистительную силу огня, о существовании культа предков. Разнообразный орнамент на глиняных и костяных изделиях, перламутровые бусы и ювелирность отделки некоторых каменных и костяных орудий говорят об определенных эстетических потребностях и возможностях ымыяхтахцев.

Одни из представителей этого народа жили четыре тысячи лет назад в Ленском районе, возле села Мурья. Информацию о древней истории района собрал и обобщил уроженец Орто-Нахары Иван Мачаев.

       Далее наступила эпоха металла, начавшаяся 3,5 тысячи лет назад. Во времена бронзового века большую часть современной Якутии населяли многочисленные предки современных юкагиров.

       Предположительно, они также могли проникнуть сюда из Прибайкалья через Лену, Витим, Олекму. Для находок этого периода характерны многочисленные относительно высокохудожественные предметы. Все они были изготовлены из бронзы - посуда, котлы, ножи, топоры, мечи, наконечники копий. Они весьма схожи с аналогичными предметами, изготовленными в соответствующий период китайскими и скифскими умельцами. Имеются находки останков бронзолитейных мастерских этого периода в окрестностях современного Якутска.

Около 2,5 тыс. лет назад в древней истории Якутии наступает эпоха железного века. В начальный период этого века племена праюкагиров были потеснены далее на север и северо-восток предками современных эвенов и эвенков, прибывших на территорию Якутии из Западной Сибири. Начало позднего железного века, датируемое VI-VIII веками нашей эры, знаменуется приходом на Среднюю Лену предков современных якутов - саха. Обобщая имеющиеся этнографические исследования, можно составить примерно такую картину истории.

       Приход предков современных якутов - саха происходил в несколько этапов. Когда теснимые арабскими завоевателями племена саков в VI-VIII вв. прибыли в район оз. Байкал, часть их сразу двинулась вниз по р. Лене. По преданиям, путь Омогоя (Омогой, один из легендарных прародителей народа саха) в счастливую долину Туймаада около оз. Сайсары (современный г. Якутск) шел вниз по р. Лене. Переселившись на р. Лену, Омогой остановился в ее верховьях и зазимовал вблизи современного Качуга. Весной он сделал плот и на нем поплыл вниз по реке, пока осенью из-за мелководья не остановился около устья р. Нюи. Найдя в ее верховьях травянистую речушку, Омогой зазимовал там, занимаясь охотой. Некоторые из его людей, облюбовав это место, навсегда поселились на нем, тогда как Омогой весной поплыл дальше и достиг долины Туймаада. Оставшиеся на р. Нюе люди Омогоя смешались с местными племенами эвенков (кстати, топонимика Ленского района преимущественно эвенкийская), ассимилировалась. Их называли хара сахалар. Это были первые предки народа саха, поселившиеся на территории современной Якутии. От них ведут род живущие в Ленском районе семьи с фамилиями Моякуновы, Симоновы, Мотосовы, Кугдановы и т.д.

       Археологами в 1941 году чуть выше Ленска была обнаружена древняя кузница, которая, возможно, принадлежала тем первым саха, которые обосновались здесь в VI-VIII вв. н.э., во всяком случае, находка датируется именно этим временем. Она представляла собой остатки жилища древнего кузнеца и плавильщика, который добывал железо из местной руды и обрабатывал его в своей мастерской. Найдены железные наконечники стрел, которые были ничуть не хуже подобных изделий, выделывавшихся тогда в других районах Сибири. Любопытно, что около кузницы были найдены скопления птичьих костей, тщательно уложенные в специально выкопанную яму. Вероятно, наши далекие предки жили в совершенной гармонии с окружающей природой и чтили все ритуалы, связанные с ней.

       Вторая волна прихода предков народа саха на Среднюю Лену датируется XI-XIV вв. и обуславливается вытеснением их из района оз. Байкал монгольскими завоевателями. По преданиям, их вел вождь Элляй (Эллэй), который также достиг долины Туймаада. Его потомки расселились по территории всей современной Якутии и, смешавшись с местными племенами, дали начало новому этносу – народу саха.

      ХVII век – время образования и становления деревень на Лене. Землепроходцы осваивали новые территории, составившие впоследствии часть России. С этого времени можно вести речь об истории конкретных населенных пунктов Ленского района. Она разная, отличается по степени изученности, отражению в печатных источниках, и дело новых краеведов заполнить белые пятна в прошлом каждого населенного пункта.

 

 

    Точной даты основания Мухтуи в архивных документах обнаружить не удалось, но обращение к разным историческим свидетельствам и сужение временных рамок указывают, что за точку отсчёта следует брать 1743 год.

    Именно в том году представитель Якутской воеводской канцелярии, управитель Витимско-Пеледуйских слобод, казачий пятидесятник Захар Баишев, открывая Иркутско-Якутский тракт, учредил, начиная от Якутска, 28 станков с расстоянием между ними в 50-60 верст. Разметку станков он производил по карте Лены, которую вручил ему лично Витус Беринг. На территорию современного Ленского района пришлось восемь станций: Жербинская, Чахыянская, Мурьинская, Хабаландинская, Хамринская, Березовская, Песковская и Витимская. Расположение Мухтуи приходится на одно из этих звеньев, а именно «станция Мурьинская – станция Хабаландинская». Не во всех учрежденных Захаром Баишевым станках возникли населенные пункты: расположение некоторых из них было неудобным для поселения из-за крутых берегов, болот, песков и отсутствия земельных угодий. В частности, лишь на бумаге были «открыты» станция Хабаландинская (20 верст от Мухтуи вверх, по правому берегу) и станция Чахыянская (между Салдыкелем и Батамаем у озера Чахыян). Тракт был проложен, но заселялся очень медленно, хотя движение по нему было круглый год. Зимняя дорога продолжалась с октября до апреля, с мая открывался летний путь.

    Легко предположить, что именно открытие тракта вдохнуло жизнь в местечко близ речек Чанчик и Мухтуйка, более удобное для заселения и проживания, чем, скажем, несуществующая станция Хабаландинская. Станок же, промежуточный между Мурьинским и Хабаландинским, возник, скорее всего, чуть позже, когда в этом возникла необходимость. Судя по всему, на месте станка «Мухтуй» до 1743 года была какая-то заимка, одиночное жилище, а с открытием тракта это местечко было обжито и превратилось в небольшое село.

     Согласно легенде, в то время на устье безымянной речки проживал объякутившийся тунгус (эвенк) по прозвищу Мухта (Мухтуй), потому-то и речку назвали его именем, а потом и станок. Первым ямщикам открытого тракта удобнее было делать остановку в жилище семейства тунгуса Мухтуя, нежели на голом месте несуществующей станции Хабаландинской. Позднее, когда Мухтуйский станок откроется официально, мифический Хабаландинский станок исчезнет из отчетов и документов, а следующей после Мухтуйской будет станция Конкинская (Коньки).

      Почтовая гоньба в те годы содержалась только за счет местного населения, поэтому и названия станков до 1773 года давались в основном якутские и тунгусские (эвенкийские). Само название станции – «Станокъ Мухтуй», эвенкийского происхождения, еще раз свидетельствует, что дано оно было до 1773 года, так как в последующем станции назывались русскими именами (Еланская, Еловская, Белая, Солянская и т.д.). Станок Мухтуя – Станция Мухтуя. Всего лишь перестановка ударения по-своему объясняет происхождение топонима «Мухтуя». Названия станков-станций обычно давали по названию рек или по имени первого жителя. Мухтуй, по версии краеведа Улиты Шабановой, - мужское тунгусское (эвенкийское) имя. В то же время «мухта» переводится с эвенкийского как «вода, собравшаяся со многих мест», а «мухтуя» - «большая вода, собравшаяся со многих мест».

      До заселения станков русскими крестьянами ямские обязанности на нашем участке тракта были возложены на вилюйских якутов. Можно предположить, что две-три якутских семьи поселились на месте Мухтуйского станка примерно в 1740-х или 1750-х годах. Улита Шабанова считает, что это были семьи двух зажиточных крестьян – Кунустаха и Благоннаха. Документальных подтверждений тому нет, но бывшие сенокосные угодья Кунустаха и Благоннаха до сих пор носят их имена. Первые ямщики Мухтуйского станка имели рубленые дома – что-то среднее между русской избой и якутской юртой, большие амбары, приличное число коров, коней и сенокосные угодья.

    Первоначально в Мухтуе, согласно преданиям, поселились пять русских семей – Татарченковы, Сидоровы, Кирилловы, Серкины и Рыбкины. Причем, поселились не все одновременно, а в период конца XVIII - начала XIX века. Известно, что русские семьи владели здесь сенокосными угодьями, где пасли скот и косили траву. Дома ставили по-русски, в лапу, на века. С кухонным очагом, русскими печами и деревянными полами.

    Первое упоминание о движении по тракту через станцию Мухтуйскую относится к 1773 году, когда к Якутску проехали горные офицеры для исследования запасов руд. В октябре 1774 года в том же направлении проследовал якутский воевода Федор Шатилов, в 1777 году – воевода Даниил Озеров.

От Мухтуи до Мурьи нашим предкам-ямщикам нужно было преодолеть 22 версты (1 верста – 1,06 км), до Коньков – 50. Лишь в 1830 году между Мухтуей и Коньками образовалась промежуточная станция – Терешкинская, в 30 верстах от Мухтуи. Частые поездки, особенно зимой, недостаток лошадей, тяжелые перегоны – изнурителен был труд ямщиков. А помимо основной работы им нужно было заниматься своим хозяйством. Почту и людей возили по очереди. Отправился в путь или уже сделал «прогон», к примеру, Серкин – настала очередь Кириллова, после него пассажиров должен везти Татарченков и т.д.

Мухтуйские крестьяне сеяли ячмень и яровую рожь, озимую рожь, пшеницу и овес. Когда открылись Ленские золотые прииски, занимались извозом, доставляя продовольствие и всё необходимое золотодобытчикам. Усилился спрос на сено и овес, овощи, что стимулировало быстрое развитие огородничества и расширение сенокосных угодий. Осенью с установлением санного пути и до поздней весны шли по Лене и Витиму бесконечные вереницы конных обозов. Крестьяне-ямщики так приспособились к извозному промыслу, что за 400-500 верст даже в зимние морозы умудрялись доставлять на прииски в свежем виде картофель, капусту со своих огородов, тщательно укутывая их в кошму.

В начале XIX века в Мухтуе появился Дормидонт Шабанов, который, согласно преданиям, поселился у Мухтуя и женился на якутской девушке. У молодых родился сын, которого тоже назвали Дормидонт. Основатель рода Шабановых был грамотным, обучил своего сына письму. Семейство Мухтуя в одну из зим вымерло от какой-то болезни, видимо, оспы, часто навещавшей ленские края. Отец и сын стали владельцами участка.

Улита Шабанова утверждает, что ко времени появления первого Дормидонта в Мухтуе там жили пять русских семей (Татарченковы, Сидоровы, Кирилловы, Серкины и Рыбкины) и три якутские.

Какими они были, первопоселенцы Мухтуи? Русские приехали в Якутию со своей культурой, со своим багажом знаний, установили добрососедские отношения с местными жителями – инородцами, как они их называли, усвоили их язык и многие обычаи. Они женились на местных девушках, в результате чего появилось на свет племя смуглых и чуть широкоскулых сибиряков. От них и пошел особый тип коренного ленского старожила, сохранившийся до наших дней, где в славянский тип вплетаются суженные темные глаза и немного приплюснутый нос, а широкая русская натура легко уживается с азиатской невозмутимостью. Они внедрили много русских нововведений в ловле рыбы и зверей, распространили среди местного населения земледелие, новые виды ремесел, зачатки письменности, школьного образования, медицины и многое другое. Они обладали завидной физической силой, здоровьем и долголетием, в их семьях рождалось помногу детей. Бывало, в купеческой семье русского ребенка отдавали на воспитание молочной матери-якутке с момента рождения и до двух-трех лет. Потом ребенок воспитывался в своей семье – и усваивал оба языка. Благодаря такому двуязычию легче было налаживать торговые связи с сунтарскими и вилюйскими деревнями.

В зимнее время в Мухтую приезжали торговать купцы из других сел, которые выменивали товар на меховые шкурки, мясо и рыбу. Хлеб, чай, сахар и кожу в село привозили купцы Греков и Кобычев. В 1830-1840 годах в Мухтуе торговлей занимался Г.П.Рыбкин – первый здешний купец. Лавка его была расположена на нечетной стороне нынешней улицы Горького. Торговал он не только в Мухтуе, но и ежегодно ездил, как говорили, «в якуты». Затем здесь появился купец Авдеев, в конце XIX века построивший себе двухэтажный особняк по улице Горького, 14 (на углу с Банковским переулком). В начале XX века верхний этаж этого дома купил купец Кротов и построился на Набережной. Нижний этаж приобрел Алексей Серкин. Остались в памяти старожилов также купцы Абдрашитов, Евсеев и витимский Бурхандинов, который имел свою лавку в Мухтуе. Мухтуйские купцы со своим товаром разъезжали по якутским селениям и наслегам, в которых у них были вечные должники.

В 1887 году Витимскую волость разукрупнили, выделили из неё Мухтуйское отдельное сельское общество (волость), в состав которого вошли селения и станции: Коньки, Терешкино, Мурья, Батамай, Салдыкель, Нюя, Турукта, Жерба, Тинная, Беченча, Орто-Нахара и другие. Так Мухтуя стала центром волости. Была назначена местная власть. Известно имя первого волостного писаря – Константин Дормидонтович Шабанов. Мухтуйское волостное правление начало свою деятельность 1 декабря 1887 года, расположившись в новом, красивом доме с резными наличниками, срубленном в 1882-1886 годах.

В 1880 годах в Мухтуе было примерно 25 дворов, на каждый приходилось не более трех-четырех десятин пашни и небольших посевов картофеля. Сеяли овес и ячмень на корм скоту, держали большие сенокосные угодья. По переписи 1897 года, Мухтуйское сельское общество насчитывало 7355 русских и 74 якутов.

1 октября 1869 года в Мухтуе открылась школа. Дом для Мухтуйского одноклассного приходского училища выстроил киренский купец Волынский, он же в течение трех лет давал на содержание училища по 245 рублей. В 1872 году Волынский отказался содержать училище и передал его Мухтуйскому сельскому обществу, которое стало выделять на содержание школы по 250 рублей в год. Кроме того, якуты Сунтаро-Олекминского улуса (волости) должны были сами содержать своих трех мальчиков, ассигнуя на это из общественных денег по 120 рублей на каждого. С 1884 по 1901 год школа имела трехгодичный курс обучения, в ней учились мухтуйские ребятишки и дети «сунтарских инородцев» - зажиточных якутов из Орто-Нахары и Беченчи.

О Мухтуйской станции до революции ходили легенды, её называли даже «Ленским Парижем». Русский писатель Иван Гончаров, возвращаясь из кругосветного путешествия через Восточную Сибирь по Лене, в декабре 1854 года писал: «На каждой станции кучи ямщиков толпятся у экипажа… Смотрители здесь не везде: они заведуют пятью станциями. Из них один на Мухтуйской станции - франт. Он двумя пальцами грациозно взял подорожную, согнув мизинец в кольцо. Форменный сюртук у него в рюмочку, сам расчесан. Мухтуй - называют здесь Парижем, потому что крестьяне (из ссыльных) ходят в пальто и танцуют кадрили. Но я пробыл на ней четверть часа и ничего этого не видал. Один проезжий мне сказывал, что, выехав рано утром, после проведенной здесь ночи, и вглядываясь в лицо своего ямщика, он увидел знакомое лицо, но не мог вспомнить, где он его видел. «Я где-то видел тебя?» - спросил он, наконец, ямщика. «А вчера я был вашим визави в кадрили, на вечеринке», - отвечал тот». Как видите, даже ямщики в Мухтуе танцевали кадриль!

До революции Мухтуйская волость входила в состав то Киренского уезда Иркутской губернии, то относилась к Якутской области. В состав Мухтуйской волости в то время входили населенные пункты, расположенные вниз по Лене до деревни Жерба включительно.

В 1894 году от Вилюйска до Мухтуи была проведена телеграфная линия, в селе появилось почтово-телеграфное отделение с одним аппаратом Морзе. Под почтовую станцию были использованы дома Сидорова и Кротова по переулку Банковскому, там она располагалась до 1930 года.

До 1900 года в Мухтуе не было ни одного медицинского учреждения. В случае острой необходимости приходилось добираться до ближайшего участкового врача в Киренске или в Витиме. Лишь 31 мая 1900 года, после долгих письменных обращений к киренскому начальству, было подписано, наконец, постановление «иметь отдельно фельдшера и аптечку» для Мухтуйского сельского общества и Сунтаро-Олекминского инородческого ведомства. К концу 1900 года в Мухтую прибыл из центра губернии фельдшер и открылся первый медицинский пункт.

Какой была Мухтуя до революции? Почти четыре десятка крестьянских дворов, церковь, церковно-приходское училище, волостная управа, почтово-телеграфное отделение, фельдшерский пункт и несколько частных купеческих лавок (магазинов) - Антипина, Заусаева, Абдрашитова, Авдеева, Черных и Кротова. В последнем десятилетии XIX века в Мухтуе вел торговлю киренский купец И.А.Попов, который имел здесь свой амбар (в районе нынешней гостиницы «Лена»), был представлен иркутский торговый дом «Рубанович-Мордухович», который занимался сплавом леса по Лене, скупал лосиные, конские и коровьи шкуры. По Банковскому переулку была мелочная лавка Михаила Сидорова, в конце XIX – начале XX века этот дом приобрело почтовое ведомство, вплоть до 1940 года там располагалась почтовая станция. На улице Горького стоял двухэтажный особняк представителей фирмы Анны Громовой. После революции этот дом приобрел Г.П.Рыбкин и сдавал его в аренду Якутторгу и Сибторгу, которые отпускали товар только в обмен на пушнину. С 1910-х годов вел торговлю в Мухтуе купец Афанасий Евсеев. Была, конечно же, в дореволюционной Мухтуе и царская казенная винная лавка – «монополька», как её называли. Крестьяне в основном занимались хлебопашеством, пушным промыслом, извозом да почтовой гоньбой.

Все русские крестьяне и инородцы платили налоги в зависимости от размера участка земли. Для многих крестьян эти налоги были тяжким бременем, и недоимки государству росли с каждым годом. Землю пахали сохой. С июля начиналась косьба: заготовка сена и силоса для скота. В сентябре серпами жали пшеницу, овес, ячмень. После уборочной страды выкапывали картофель. В зимнее время вручную, цепами, молотили хлеб. Своего хлеба вечно недоставало, покупали муку дополнительно у купца Кобычева, который каждое лето в большом количестве сплавлял её на карбазах из Качуга и продавал приленскому населению.

Зимой в Мухтую приезжали сунтарские, вилюйские и нюрбинские якуты – привозили на продажу пушнину, мясо, рыбу, масло, хаяк, сметану. Купцы - владельцы товарных лавок в Мухтуе - скупали всё это за бесценок и увозили на продажу в Иркутск, а продовольствие и сельхозпродукты – на Ленские золотые прииски.

Ежегодно в конце июня в Мухтую приплывало до двух десятков торговых паузков иркутских купцов. На ярмарку съезжались со всех деревень.

Называлась в те времена Мухтуя волостным центром, был здесь волостной старшина, его заместитель, два помощника старшины – первый и второй, каждый со своими полномочиями и персональной печатью; волостные судьи, волостной писарь и помощник писаря. Был и блюститель порядка – урядник. Старшина и его заместитель избирались раз в три года на волостных съездах, по каждому было два кандидата.

В 1912 году в Мухтуйской волости проживало 1074 человека: 566 мужчин и 508 женщин. В Национальном архиве РС(Я) хранится «Именной список крестьян Мухтуйской волости, имеющих право голоса на сходах от 23 февраля 1913 года». Согласно этому списку, в Мухтуе тогда проживало 33 домохозяина, в том числе имеющих право голоса 73 человека. «Именной список ссыльнопоселенцев, сосланных за государственные преступления» в Мухтуйскую волость, составленный в начале 1913 года, содержит 10 имен: П.В.Чеботарев, Д.И.Горбунов, М.П.Панкратов, С.А.Булгаков, И.С.Гришин, С.И.Назаров, М.И.Гершенин, Д.Г.Лавров, Г.Ф.Голубь и А.Я.Пурвин. В конце списка имеется подпись: «Волостной старшина Татарченков».

В Мухтуйской волости находились на поселении польские политссыльные, участник Свеаборгского восстания 1906 года Н.М.Яковлев и латышские революционеры. По данным полицейского архива, за период с 1900 по 1917 годы в Мухтуе отбывали ссылку около 150 человек. В их числе Л.Б.Фрейнк, О.К.Медлис, Ф.А.Тауринь, В.К.Выхристов, Ш.С.Левит, Т.С.Турчин, Я.Я.Дадер, Н.Л.Просолов, В.В.Андржиевский, Ю.Ю.Межин, А.Г.Ржонсницкий, А.Т.Сергеев, В.Т.Сергеев, Д.В.Кофанов и другие. Состав их, конечно же, был неоднородным как по социальному положению, так и по политическим пристрастиям. Были среди них и большевики, и меньшевики, и эсеры. Выходцы из мелкобуржуазных семей и интеллигенции часто получали посылки и переводы, жили в достатке, а ссыльные рабочие и крестьяне находили себе какую-нибудь работу, чтобы не быть обузой для местных крестьян, которым предписывалось их содержать, ибо государственное довольствие было очень скудным. Так, например, Дадер и Горбунов столярничали, Тауринь шил и ремонтировал обувь, Иогансон работал станционным писарем, Каранов, Калашников и Блюменталь учили детей, Гришин работал продавцом у купца Бурхандинова, плотничал, строил дома и мастерил лодки. Некоторые политссыльные женились на местных девушках, обзаводились семьей и своим хозяйством. Один из них – Н.М.Яковлев, работавший в Мухтуе фельдшером. Из-за того, что местного лекаря в числе тридцати мухтуйцев призвали в армию на первую мировую войну, врачебные заботы с 1914 года легли на политссыльного-медика.

Первая весть о свержении царя и свершившейся в Петрограде революции пришла в Мухтую из Иркутска от находящегося там мухтуйского торговца Афанасия Евсеева, телеграфировавшего своим друзьям по карточным играм – волостному писарю Николаю Рыбкину и попу Григорию Верхотурову. Послание принял телеграфист Григорий Шабанов. Весть быстро распространилась по Мухтуе. Собравшемуся народу у дома волостного управления Мухтуи объявили о свержении царизма. Политические ссыльные вышли на демонстрацию под красным флагом. В тот же день избрали волостной революционный Совет, который позднее стал называться ревкомом, под председательством Михаила Львовича Никитаева.

В октябре 1917 года телеграф принес весть о том, что в Петрограде свершилась революция и что Временное правительство свергнуто – «Воззвание Петроградского военно-революционного комитета к гражданам России». В начале декабря мухтуйцы решились выбрать свой Совет в составе М.Никитаева, И.Юшина, И.Канаева, И.Серкина, В.Барахова, А.Кириллина, И.Кугданова и И.Шабанова. Революционный комитет занимался жизненно важными вопросами, экономикой, просвещением, культурой. Вместо старых лавочек было организовано потребительское общество, которое положило начало кооперативной торговле. Улица Большая была в те годы центральной, здесь проживали местная знать, мещане и купцы, располагались магазины, дом священника, а ближе к Николаевской церкви - заезжий дом.

Первые выборы в Мухтуйский сельсовет состоялись 5 ноября 1920 года. В Мухтуе в выборах приняли участие 54 мужчины и 14 женщин. По результатам голосования максимальное количество голосов набрал Павел Петрович Татарченков.

В 1920 годы в Мухтуе жизнь была такой же тяжелой, как и по всей Якутии. Ямская гоньба прекратилась и лишила мужиков последнего заработка. Разруха, голод поселились в Мухтуе, своего хлеба не было, привозного тоже. Не хватало соли, спичек, ткани, керосина.

С 4 июля 1922 года постановлением Совнаркома ЯАССР Мухтуйская волость стала относиться к Якутской АССР, был образован Ленский округ с административным центром в селе Мухтуя. В округ вошли три волости: Мухтуйская, Витимская и Сунтаро-Олекминская. На территории образованного округа в 1922 году проживало 6234 человека, в том числе в Мухтуе – 283. Для сравнения, в центре Сунтаро-Олекминской волости – Беченче – тогда жили 322 человека, а в Витиме – 507. Таким образом, Мухтуя – не самое крупное село на территории округа – стало его центром.

В сентябре 1922 года в Мухтую для создания административно-хозяйственного аппарата прибыл уполномоченный НКВД ЯАССР Петр Поликарпович Красин. 20 сентября 1922 года он издал приказ No1 об образовании окружного ревкома. В ревком вошли отделы народного просвещения, народного здравоохранения, юстиции, земельный, военный, статистический. Во главе ревкома стоял президиум из трех человек под председательством самого Красина.

В отчете Ленского ревкома от 20 марта 1925 года указывается, что население округа составляет 6341 человек, из них 3404 якута. Всего в округе 1424 десятины пашни, 5395 десятин покосов, содержится 3072 лошади, 7948 голов крупного рогатого скота. Доходы населения от грузоперевозок - 92 тысячи рублей, от заготовки пушнины – 140 тысяч. Промышленности на территории округа тогда не было.

По всесоюзной переписи 1926 года, взрослое население Мухтуи составляло всего 541 человек, а население Ленского округа – 7,7 тысячи. В тот период на территории округа работало шесть школ для взрослых и 70 групп ликбеза. В результате такой целенаправленной борьбы за знания к 1931 году из 6742 жителей округа неграмотными остались лишь 25%. Столь высокого результата достигли за счет так называемых ликпунктов, где давались навыки работы с книгой и газетой, умение самостоятельно продолжать дальнейшее образование и применять получаемые навыки в работе и повседневной жизни. Школы были рассчитаны на 30-40 человек при одном преподавателе и должны были работать семь месяцев.

С 1926 года территория Ленского округа была введена в состав Олекминского округа – одного из четырех южных округов.

В 1927-28 годах на территории Мухтуйского сельсовета, в состав которого входили пять селений, располагался 161 крестьянский двор, а всего проживали 977 человек.

В 1929 году в Мухтуе началась коллективизация. Вместо распавшейся коммуны, которая просуществовала не больше года, образовался первый колхоз – «Двигатель», председателем выбрали М.З.Червинского.

В апреле 1929 года на базе лесоучастков Турукты, Боржи и Мурьи был создан Ленский леспромхоз – первое промышленное предприятие района. С его образованием в Мухтую стали прибывать рабочие, началось повсеместное строительство.

9 января 1930 года на заключительном заседании второй сессии ЯЦИК шестого созыва было принято постановление о районировании Якутской АССР и ликвидации округов. Территория Ленского округа была преобразована в Ленский район с административным центром в селе Мухтуя. Общая площадь района составила 56,9 тысячи квадратных километров, и на этой территории насчитывалось 49 населенных пунктов, а если учитывать и мелкие якутские поселения в 1-3 двора, то 176. Численность населения этой территории по данным переписи 1926 года составляла 16,5 тысячи человек.

30 января 1930 года начал свою деятельность районный Совет народных депутатов и его исполнительный комитет. Это официальная дата образования Ленского района.

В 1931 году в Мухтуе заработала первая телефонная станция на 30 номеров, образовалась Мухтуйская контора связи. Впервые голос Москвы мухтуйцы услышали в 1931 году, с появлением радиоузла.

В 1932 году в Мухтуе вступила в строй районная больница на 25 коек, руководили учреждением врачи Мария Астраханцева и Лидия Щукевич. В этом же году был образован государственный банк (до этого, со времени образования района, существовало лишь кредитное общество). Штат банка состоял из управляющего и бухгалтера, размещалось сие учреждение в добротном доме по переулку, который так и назвали – Банковский.

В состав Мухтуйского сельсовета в 1933 году входили села: Мухтуя, Терешкино, Малые и Большие Коньки, Батамай и Мурья. Основными отраслями производства являлись земледелие, животноводство, лесные и пушные заготовки. На территории сельсовета располагались пять учреждений связи, шесть школ: ШКМ, одна четырехлетка и четыре трехлетки и один-единственный клуб – в Мухтуе.

В 1933 году в Ленском районе организовали «Ленрайпромсоюз», в состав которого вошли мухтуйские артели «Работница», «Молодой большевик», «Лесохимия» и «Новый труд»; витимские «Пищевик» и «Работница», хамринский «Борец» и сользаводский «Солевар». При мухтуйской промартели была сапожная мастерская, пищекомбинат, кожевенный цех и смолокуренный, где гнали дёготь. «Работница» объединяла женщин-швей, которые шили ситцевые платья, сарафаны, телогрейки и другую одежду. Из-за нерентабельности производства в 1935 году из всех артелей остались только «Пищевик» и «Лесохимия», реорганизованные в одну артель - «Промкооператор», объединившую 49 кустарей. Здесь жгли известь, делали кирпич (с 1 июня «Ленрайпромсоюзу» решением райсовета было предложено оборудовать кирпичный завод и приступить к производству кирпича), гнали смолу, собирали живицу, шили обувь, изготавливали мебель, обозы и бочки. Вся продукция сдавалась в РПС и реализовывалась на месте.

В 1932 –1933 годах партия ставит вопрос о создании в наших колхозах новых отраслей производства. К этому периоду относится образование первых молочно-товарных, свиноводческих, коневодческих, кролиководческих и овцеводческих ферм. В эти же годы большие изменения произошли и в земледелии. В 1933 году вся посевная площадь района составляла 1921 гектар, в том числе 1764 гектара использовали под зерновые. Выращивали озимую рожь, пшеницу, овес, ячмень, коноплю, картофель, огурцы, помидоры, капусту, турнепс и морковь. Под огородничество было занято 157 гектаров, район занял одно из первых мест по поставкам овощей. В 1934 году президиум Ленского райисполкома утвердил план завоза сельскохозяйственных машин и орудий. В нем говорилось: «Поручить райзо уточнить цифры по молотилкам и веялкам, корчевальным машинам и запасным частям». В Мухтуе уже были жатки-лобогрейки и вся немудреная конная техника, но не было пока – до 1934 года – ни одного трактора. 1934-й – год появления в нашем районе первых тракторов.

Посев зерновых культур на территории Ленского района производился вплоть до 1968 года. Наряду с возделыванием посевных площадей развивалось и животноводство. Держали овец, свиней, лошадей, коров и даже оленей. К примеру, в 1932 году в колхозах района числилась 1361 лошадь и 953 головы крупного рогатого скота. В 1937 году в колхозах района было 39 овец, их поголовье всё время росло и к 1951 году достигло 1438 штук. Лишь в 1954 году поголовье овец было ликвидировано. В 1937 году в колхозах района содержалось 120 оленей, к 1947 году их численность достигла 1187 голов, и лишь в 1957 году этот вид животноводства по району был также ликвидирован.

В 1930 годы в районе возникли молочно-товарные фермы с производством собственной продукции – молока, мяса, масла, творога. В 1938 году, к примеру, надой молока на одну фуражную корову в среднем по району составил 408 кг. Вся полученная продукция распределялась на трудодни. Кроме этого, каждая артель сдавала государству госпоставку по специальному плану, для чего на каждый сельсовет сверху спускались так называемые «контрольные цифры» по всем видам работ и заготовок.

25 марта 1934 года в Мухтуе состоялся районный слет ударников по итогам 1933-го сельскохозяйственного года. В марте же было принято решение о строительстве в Мухтуе помещения для детского сада и организации в райцентре универсального магазина.

В 1935 году в Мухтуе было 26 торговых точек – один раймаг, шесть сельмагов и торговые ларьки. Открылись хлебопекарня и хлебный магазин, где продавался ржаной и пшеничный хлеб – большое облегчение для населения, привыкшего выпекать хлеб самостоятельно. Заготовкой пушнины занимались сельпо и заготконтора «Холбос». Бюджет района в 1935 году составлял 72,9 тысячи рублей, из них 34,9 направлялось на народное хозяйство, 12,2 – на просвещение и 8,9 – на здравоохранение.

В 1936 году в Мухтуе было завершено строительство паровой мельницы – самое примечательное событие в экономической жизни района в те годы. На строительство были отпущены немалые по тем временам деньги – 80000 рублей.

В 1936 году в Ленском леспромхозе развернулось стахановское движение, был создан райком профсоюза под председательством И.К.Татарникова. В состав комитета вошли стахановцы - И.Е.Бзыкин, Н.К.Авдеев, Е.Е.Попов, П.Д.Молотков, И.И.Ковтунов и другие. Рабочий комитет профсоюза развернул бурную деятельность в селах и поселках. Строили клубы, создавали красные уголки, приобретали киноустановки, создавали передвижные библиотеки. Леспромхоз взял «на вооружение» лучковые пилы, начал внедрять ледяные дороги и специальные сани для вывозки леса на лошадях.

В 1936 году в Мухтуе впервые демонстрировалось звуковое кино. В сельском клубе – бывшей церкви, лишенной комсомольцами куполов, крутил для мухтуйцев «живые картинки» киномеханик А.Ф.Серебренников. На тот момент в районе было две стационарные установки в самой Мухтуе и две кинопередвижки. На лошадях и оленях, по воде и пешком всеми уважаемый в районе киномеханик Андрей Федорович проходил с «духовной пищей» по якутским наслегам от Толона до Чамчи.

В 1936 - 1937 годах коллективизация сельского хозяйства в Ленском районе была полностью завершена. В Мухтуе образовалось семь колхозов, а всего на территории района – 52. Сеяли зерновые культуры – пшеницу, ярицу, ячмень, овес и рожь, выращивали картофель, овощи и кормовые культуры. Разводили лошадей, коров, свиней и овец.

В 1937 году в райцентре действовали следующие учреждения и организации: школа, клуб, леспромхоз, прокуратура, УНКВД, отделение милиции, райзо, роно, РПС, промкомбинат, райплан, райзаготконтора, районное отделение связи, райзагс, госбанк, лесхоз, раймаг и сельпо. При сельпо и райзаготконторе существовали специальные рыбацкие артели. Леспромхоз заготавливал пиловочник, строевой лес и дрова – долготье, пароходные и квартирные; имел свою кузницу, держал лошадей. Председателем РИК в 1935 -1939 годах работал Василий Иннокентьевич Лебедев, председателями Мухтуйского сельсовета – Г.И.Серкин, Ф.В.Слепченко и Г.Н.Савельев. В 1937 году на территории Мухтуйского сельсовета проживало 2267 человек.

С 1939 года в районе, как и по всей республике, началось возведение поселков – так называемое поселкование. В населенных пунктах стали сооружаться больницы и клубы, школы и магазины, это послужило частичной концентрацией сельскохозяйственного производства и укрупнением сел. До 1940 годов якутское население в районе жило очень разбросанно, преимущественно в тайге. Для ведения хозяйства места выбирались вдоль рек и речушек, лесных озер. В таких селениях имелось всего по две-три избы или юрты.

Согласно отчету Ленского РИК за 1938 год и первый квартал 1939 года, «Мухтуйский сельсовет имеет промышленные предприятия: республиканского значения – леспромхоз; местного значения – паровую мельницу, электрическую станцию и артель «Промкооператор».

28 мая 1939 года в торжественной обстановке в Мухтуе открылся стадион на Набережной. Располагался он в районе нынешней площади Победы. Единственный в районе физкультурный кружок на тот момент был только в Мухтуе, охватывал он 32 сельчан. Велокоманда Мухтуи насчитывала 45 человек, а кроме этого были ещё и две футбольные команды.

11 июля 1939 года президиум Ленского РИК решил использовать электростанцию при паровой мельнице в Мухтуе для освещения села, начиная с 15 августа. Руководителям всех организаций было предложено осветить фасады своих контор одной электрической лампой мощностью в 100 свечей, а Мухтуйский дом культуры – восемью лампочками. При мухтуйской мельнице установили пилораму.

В декабре 1939 года, по данным всесоюзной переписи населения, в Ленском районе проживало 15719 человек, населенных пунктов насчитывалось порядка 40: села, деревни, наслеги, урочища.

Когда старатели обнаружили золото в районе речушек Солянка и Студенка, в Мухтуе появилась золотодобывающая промартель – «Терешкинский прииск». Скупка золота размещалась в здании бывшего хозяйственного магазина по переулку Кооперативному.

В 1940 году в Мухтуе открылись детские ясли на 20 мест и зубоврачебный кабинет, был построен роддом на 10 коек. С 29 июля по 1 августа Мухтуйский сельский врачебный участок принял участие в IV съезде медицинских работников республики.

9 сентября 1940 года бюро Якутского обкома ВКП(б) приняло решение организовать в Ленском районе двухполосную газету «Социалистический труд» тиражом 2000 экземпляров, периодичностью издания два раза в неделю, на русском языке. Первые газетчики Мухтуи провели большую организационную работу: подобрали коллектив редакции, создали полиграфическую базу – типографию. Большую помощь в этом мухтуйцам оказали пеледуйцы – работники ведомственной газеты «Большевистский рекорд», органа политотдела Пеледуйской судоверфи.

20 октября 1940 года, в воскресенье, вышел первый номер «Социалистического труда». Редактировал его Зайни Ибатулин, приехавший в нашу республику по путевке ЦК ВЛКСМ. До этого в течение года он работал заведующим отделом республиканской газеты «Социалистическая Якутия». Редактором нашей «районки» З.С.Ибатулин был до февраля 1942 года, затем его призвали в ряды действующей армии. С 5 февраля 1942 года обязанности редактора выполнял П.С.Емельянов, начиная с 4 октября 1942 года - учительница В.Г.Емельянова. С 26 февраля 1944 года газету редактировала П.М.Мишарина, с 8 июня 1945 года – А.Н.Юн, с октября 1945 года – В.И.Тюлькин. Первым директором типографии, с 1940 по 1945 годы, работал А.А.Федоров.

В 1940 году в Ленском районе начала свою работу лесоразведывательная экспедиция под руководством известного специалиста, впоследствии директора Ленского леспромхоза Константина Куля. Работа изыскателей дала хорошие результаты, и вскоре леспромхоз превратился в мощную лесозаготовительную организацию с разветвленной сетью участков. В 1940 году леспромхоз сплавил 104100 кубометров деловой древесины. С появлением первых лесовозных автомобилей ЗИС-5, а затем и трелевочных газогенераторных тракторов, с внедрением электропил совершенствовалась технология и организация труда предприятия. В этот период здесь начинается специализация труда, появляются разделочные эстакады, вводится конная погрузка леса. К началу войны в лесу работало 285 человек.

В первые же дни войны в Мухтуе началась запись добровольцев на фронт, в июле развернулся призыв в армию. В 1941 году Забайкальский военный округ получил из Ленского района 893 человека. На следующий год – еще 791. Всего в годы Великой Отечественной войны из Ленского района было мобилизовано 3571 человек; призвано 2873. Вернулось 2563 человека, погибли или пропали без вести 1008.

В военные годы в Ленском районе насчитывалось 45 колхозов, куда входили 976 небольших хозяйств. Основным производством считались животноводство и земледелие. Некоторые хозяйства в зимнее время занимались пушным промыслом. Особенно трудным для колхозников был 1942 год. Зима выдалась морозная, а лето - засушливое. Прилагали неимоверные усилия, чтобы собрать хоть какой-то урожай и заготовить корм для скота. Выстояли, и словно бы в награду за это 1943 год выдался урожайным. Жизнь колхозников заметно улучшилась. Помимо денег, они стали получать на трудодень зерно, картофель и другие продукты сельского хозяйства. Решением правительства республики в Ленском районе была создана машинно-тракторная станция (МТС) из 14 тракторов и четырех комбайнов. Техника МТС работала на полях Мухтуи, Беченчи и Нюи, использовалась на раскорчевке новых земель, подъеме паров, посеве озимых, уборке и обмолоте хлебов.

Появление на селе мощных машин коренным образом поменяло всё. Началась активная работа в полеводстве. Речь шла уже не только о расширении посевных площадей, но и о возможности получать более высокие урожаи зерновых культур, овощей. Колхозы закупали и высевали новые сорта пшеницы «Якутянка» и «Победа». По итогам 1944 года в Мухтуе была проведена районная сельскохозяйственная выставка, на которой демонстрировались лучшие достижения колхозов. Павел Сергеевич Осин, работавший в годы войны связистом, представил выведен ный им сорт картофеля «Белоклубневка», Осип Осипович Майер из Пеледуя – прекрасные экземпляры овощных культур. Главным украшением выставки стали «созвездия» снопов, выложенных из пшеницы, ячменя, ярицы, которые вырастили трудолюбивые крестьяне Мухтуи и Беченчи. За успешное выполнение плана хлебозаготовок 1944 года уполномоченный Наркомзага по Ленскому району А.Р.Панфилов был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Ленский леспромхоз за годы войны вовлек в свои ряды дополнительные силы. Под руководством директора ЛПХ Константина Акимовича Куля наравне с мужчинами на самых трудных участках лесозаготовок работали 350 женщин и 149 подростков. Задание было для всех одинаковым. Норма – семь кубометров на каждого работающего. В год леспромхоз заготавливал по 180 тысяч кубометров древесины, из них 143 сплавлялось по Лене в северные районы республики и Якутск, остальное шло на нужды самого района.

К 1944 году численность ленских заготовителей леса достигла 749 человек. Несмотря на трудности, лесная промышленность Ленского района в годы войны получила дальнейшее развитие и стала одним из основных поставщиков древесины в республике.

В годы войны в районе действовали три промышленные артели: «Промкооператор» в Мухтуе, «Пищевик» в Витиме и «Артель имени XVIII партсъезда» в Пеледуе, которые занимались выпуском товаров народного потребления.

Мухтуйская промартель помимо выпуска кирпича и извести занялась обозостроением и бондарным делом. Добывали смолу, гнали деготь и скипидар. Для расширения сфер деятельности были приглашены все умельцы и мастерицы. Шили и ремонтировали одежду, обувь, отправляли теплые вещи в действующие части армии. Пять смолокуренных заводов района производили 150 тонн смолы в год для Пеледуйской судоверфи. Местная промышленность набирала силу год от года. На втором военном году выпуск валовой продукции в районе достиг 1 млн 43 тысяч рублей. За 1944 год предприятия Мухтуйской промартели про извели 64 тонны извести, 1000 кг скипидара, изготовили 500 пар спортивных лыж, 10 телег, 80 саней, 100 дуг, пошили большое количество верхней и нижней одежды. Всего за годы войны мухтуйцы отправили на фронт более семи тысяч теплых вещей.

13 мельниц Ленского района – водяные, конные, паровые – производили более 250 тонн муки в год. Хлеб продавали по карточкам: 800 граммов рабочему на день, служащим и детям – 400, иждивенцам – 300. Бережно, как святыню, принимали мухтуйцы этот хлеб от продавца и несли домой.

В обязанности промартелей вменялось и бытовое обслуживание населения. Открылись бани, парикмахерские и даже фотосалоны. В Мухтуе сельчан фотографировал Василий Васильевич Светлолобов.

Благодаря доблестному труду местная промышленность в годы войны сделала серьёзный шаг в своем развитии. Ленский район практически сам обеспечивал себя, производя продукцию, которая требовалась людям и предприятиям в первую очередь.

Заготовительная контора Ленского райпотребсоюза снабжала своих охотников в многочисленных населенных пунктах района всем необходимым: продовольствием, орудиями лова, палатками, печками. Помогали промысловикам и колхозы. Основным видом добычи в районе была белка. В годы войны Ленский район по пушнозаготовкам был одним из ведущих в республике. Добытая пушнина экспортировалась за границу в обмен на военную технику, продовольствие и медикаменты для фронта.

В годы войны в Ленском районе функционировали две больницы, один роддом, пять фельдшерско-акушерских пунктов, две поликлиники амбулаторного типа и один зубоврачебный кабинет. Большое внимание медики района уделяли профилактике эпидемических заболеваний. Благодаря этому за все годы войны в районе не было ни одной эпидемии. По итогам 1944 года Мухтуйский врачебный участок был признан лучшим в республике, поскольку наиболее успешно провел работу по медосмотру населения. За год из 5028 жителей участка медосмотр прошли 4458 человек.

За 1945 год промышленные предприятия района выпустили продукции: судоверфь – более чем на 10 млн рублей; местная промышленность – более чем на 2 млн рублей; леспромхоз дал стране 157 400 кубометров древесины.

В 1946 году район имел судостроительную верфь союзного значения, сользавод, две промартели, два промкомбината, пищекомбинат и леспромхоз. На территории района проживали 16816 человек.

В 1947 году на территории района было 43 колхоза.

В 1948 году в Мухтуе работали три комбината и одна промышленная артель. Рабочие райпищекомбината (директор Зиндеев) выпускали алкогольные и безалкогольные напитки, масло; ловили рыбу, мололи муку, предлагали населению изделия мясной и овощной кулинарии. Райпромкомбинат (директор Федоров) имел следующие отделения (цеха): кожевенно-обувной, лесохимический, обозостроительный, лесозаготовительный, трикотажных и швейных изделий. В промкомбинате райпотребсоюза (директор Зайцев) занимались деревообработкой, выпускали сани и мебель: столы, стулья, диваны и шкафы. Это предприятие также вырабатывало известь, деготь, скипидар и выпускало швейные изделия, здесь занимались бытовым обслуживанием, выпекали хлеб. Артель «Промкооператор» (председатель Ершов) предлагала населению следующие услуги: кузнечная металлообработка, пошив и ремонт обуви, заготовка дров, осмол, распиловка леса. Здесь же производили смолу.

1 декабря 1949 года был издан приказ военного комиссара ЯАССР о создании в селе Мухтуя Ленского района военного комиссариата. Первым комиссаром Мухтуйского военкомата был майор П.И.Моисеенков.

В 1949 году в Мухтуе проживало 1796 человек.

В послевоенные годы, когда партия дала курс на переход к крупным коллективным хозяйствам, в районе началось укрупнение мелких колхозов. Форсированная организация крупных хозяйств приходится на 1951 – 1952 годы. В 1952 году их количество снизилось до 22. Это позволило увеличить фонды для покупки техники и строительства производственных помещений, создало благоприятные условия для концентрации и специализации отраслей сельскохозяйственного производства. Колхозы стали приобретать тракторы, комбайны и другую технику, электрифицировать производственные участки.

В 50-х годах прошлого столетия Мухтуя испытала настоящее перерождение и бурное развитие в связи с открытием алмазных месторождений в вилюйском бассейне. Село Мухтуя, как ближайшее к кимберлитовой трубке «Мир», превратилось в плацдарм для наступления на «край дремлющих богатств».

В навигацию 1955 года в Мухтую были доставлены четыре разборных финских домика и стройматериалы для Амакинской экспедиции – по сути, первый шаг в создании перевалочной базы.

В соответствии с приказом начальника «Главзолота» Министерства цветной металлургии СССР К.В.Воробьева No82 от 18 мая 1956 года, на Вилюйскую (бывшую Чонскую) экспедицию была возложена задача строительства складских помещений, жилых домов и нескольких производственных объектов для перевалочной базы в Мухтуе. Для зарождающейся молодой отрасли – алмазодобывающей промышленности – нужна была техника, продовольствие и много других грузов.

В июле 1956 года в наш район прибыла группа руководящих работников Министерства цветной металлургии СССР во главе с начальником «Главзолота» К.В.Воробьевым и комиссия ОК КПСС. Вопрос о промышленном освоении алмазоносных трубок был поднят на коллегии Министерства цветной металлургии СССР.

В соответствии с приказом начальника «Главзолота» No134 от 25 августа 1956 года была организована Мухтуйская транспортно-складская база (ТСБ) всесоюзного треста «Золототранс» под руководством Г.Ф.Гришина.

22 сентября 1956 года (эта дата считается днем рождения Ленского речного порта) из Осетрово в Мухтую прибыли первые партии строителей, техники, оборудования, угля, нефтепродуктов, промышленных и продовольственных товаров для будущего Мирного, в том числе 18 автомобилей «ЗИС-5», два трактора, две электростанции ЖЭС-15, два сварочных аппарата, 10 лесовозов, один грейдер и ГСМ в бочкотаре.

Для доставки грузов к месторождению «Мир» требовалось проложить зимник. 28 ноября из Мухтуи к строящемуся поселку вышли первые четыре автомашины «ГАЗ-63» в пробный рейс. По следам пробного рейса отправились еще две автоколонны. В ноябре 1956 года к месторождению было доставлено 20 тонн грузов, в декабре – 650.

С 4 декабря началась регулярная перевозка грузов на трубку «Мир». Одновременно закладывалось полотно будущей дороги. За 1956 год грузооборот автоколонны составил 123 тысячи тонно-километров – за этой цифрой скрыт поистине героический труд мухтуйских водителей.

На начало 1957 года население Мухтуи составляло немногим более трех тысяч человек; здесь имелись одна средняя школа с общим числом учащихся 756 человек; одно дошкольное учреждение на 50 мест; небольшая столовая и несколько магазинов райпотребсоюза, размещенных в приспособленных помещениях. Из промышленных предприятий имелись районная типография и райпромкомбинат. Начиная с 1 января 1957 года, районная газета стала четырехполосной. Изменился и её тираж. До 1956 года он составлял 500, в 1956 году – 700, а к концу 1957 года возрос до 1450 экземпляров.

1 января 1957 года была создана Мухтуйская база треста «Золотоснабтранс», ставшая впоследствии автобазой «Алмаздортранса». На тот момент предприятие имело семь автомобилей «ЗИЛ-150», 20 «ЗИЛ-151», пять «ГАЗ-63», две машины «МАЗ-200» и автокран «АК-32». Работало здесь 67 человек. В этом же году автобаза пополнилась автомобилями «ЗИЛ-150», «ЗИЛ-151», «ЯАЗ», самосвалами «ЗИЛ-585», автокранами и прицепами. Были увеличены автоперевозки, появился новый груз - уголь, нефтепродукты, цемент, оборудование и машины для алмазных фабрик и драг.

В начале февраля 1957 года в Мухтуе заработал специально сооружённый на замёрзшей Лене ледовый аэропорт. За световой день здесь садилось по 30-35 самолетов Ил-14 с грузами и пассажирами. Ледовый аэродром действовал бесперебойно до 1 апреля, он дал возможность перевезти к месторождению сотни людей и около 500 тонн первоочередных грузов.

В Мухтуе образовался своеобразный алмазный штаб. В селе разместились представители управления треста, транспортно-складские базы, строительно-монтажное управление. Тихая Мухтуя никогда не видела такого скопления людей, техники, теплоходов и самолетов. Из центральных областей и юга СССР в Мухтую буквально валом валила молодежь.

20 мая 1957 года на базе шести колхозов Мухтуйского, Нюйского и Беченчинского сельсоветов был создан совхоз «Ленский» - специально для снабжения продуктами трудящихся алмазодобывающей промышленности.

В конце 1957 года приступил к работе по отсыпке трассы Мухтуя – Мирный многочисленный, оснащенный передовой техникой коллектив строительного управления No19. Строился поселок на алмазной трубке – и разрасталась, наступая на тайгу, Мухтуя. На сельской окраине обозначился речной порт, началось строительство жилья, коммунальных и культурных объектов. Стройучасток No3, входящий в состав ТСБ, в связи с резко возросшими объемами строительно-монтажных работ был реорганизован в СМУ-3, начальником назначили А.Ф.Приходько. На базе Мухтуйского промкомбината создали подчиненный ТСУ хозрасчетный отдел подсобных предприятий на промышленном балансе под руководством И.Н.Мезенцева.

30 октября 1957 года указом Президиума Верховного Совета Якутской АССР село Мухтуя Ленского района было отнесено к категории рабочих поселков.

После реорганизации транспортно-складского управления в феврале 1963 года Мухтуйская автобаза стала подразделением Мухтуйского речного порта. 4 марта 1969 года она стала Ленской автобазой - самостоятельным предприятием производственного управления «Алмаздортранс».

13 июля 1963 года указом Президиума Верховного Совета РСФСР рабочий поселок Мухтуя Ленского промышленного района Якутской АССР был преобразован в город районного подчинения с присвоением ему нового имени – Ленск.

Ко времени присвоения райцентру статуса города, то есть к июлю 1963 года, в нём проживало 15619 человек. Ленский район насчитывал 14 промышленных, транспортных и строительных предприятий. За последние 10 лет здесь было построено семь школьных зданий, кинотеатр и четыре клуба. Почти был готов к эксплуатации холодильник ёмкостью 500 тонн, завершалось строительство причальной стенки. Шло строительство авторемонтных мастерских, базы стройиндустрии, цеха сборного железобетона. В этом году была открыта круглогодичная эксплуатация дороги Ленск - Мирный. В городе открылись детские сады “Алёнка” и “Малыш”. Новоиспечённый город в 1963 году, можно сказать, весь был в лесах новостроек: одновременно возводились девять трёхэтажных 24-квартирных и один 12-квартирный жилых дома, цех железобетонных изделий базы стройиндустрии, причальная стенка, новые помещения авторемонтных мастерских. Готовились к заполнению и эксплуатации резервуары базы ГСМ “Вилюйгэсстроя”. Началось строительство центральной отопительной котельной - трёхэтажного здания с котлами ДКВР-10/13. Контора коммунальных предприятий начала строительство прачечной. В апреле 1963 года Ленский продснаб УРСа начал возведение пошивочной мастерской.

В 1963 году Ленск представлял собой мощный плацдарм для наступления на далёкий Айхал, неприступный Далдын и бурный Вилюй. В городе проживало 18 тысяч человек. Крупнейший на Лене порт-грузополучатель не знал соперников по объёмам переработки грузов, за навигацию было принято с воды 318 тонн народнохозяйственных грузов. Водители Ленской автобазы “Вилюйгэсстроя” за несколько сот километров прорывались на берега Вилюя с цементом, лесом, металлом и оборудованием для укрощения реки. Пять мощных колонн соседней автобазы столь же успешно выполняли перевозки грузов в адрес алмазодобытчиков. Это они первыми нехожеными дорогами достигли Айхала, а впереди - дороги по неведомым просторам Далдына. Два крупнейших автохозяйства насчитывали около тысячи автомобилей, более чем полуторатысячная армия автотранспортников выполняла огромной важности задачу - обеспечение всем необходимым предприятий алмазодобывающей промышленности, строителей Вилюйской гидроэлектростанции, города Мирного, промышленных посёлков Чернышевского, Айхала. Поскольку дороги до этих посёлков ещё не были отсыпаны, сообщение с ними осуществлялось по зимнику. В декабре 1963 года благополучно совершила первый пробный рейс к самому полярному кругу - на алмазный рудник Айхал колонна автомобилей Ленского речного порта. Шофёры доставили горнякам продовольствие и новогодние подарки. Ленская электростанция - крупнейшая в Якутии на тот момент - снабжала по высоковольтной линии, пролегающей через таёжные хребты, зыбкие мари и топкие болота, электроэнергией Мирный и створ Вилюйской ГЭС - первой в Якутии и самой северной в стране. На энергии Ленской электростанции, которую тогда называли сердцем алмазного края, успешно работал весь алмазоперерабатывающий комплекс города Мирного. Разумеется, электростанция освещала и снабжала энергией сам строящийся Ленск. В 1963 году в совхозе “Ленский”, который обеспечивал сельхозпродукцией весь алмазный край, трудились 954 рабочих и служащих. На 215 гектарах выращивали картофель, валовое производство молока достигло 22883 центнеров.

Ленск рос стремительно. Строились каменные дома, асфальтировались улицы, открывались новые учреждения и организации, промышленные предприятия. Город обзавёлся пассажирским автохозяйством, комбинатом бытового обслуживания, самыми крупными в Якутии авторемонтными мастерскими, музыкальной школой, современными стадионом и кинотеатром, школами, Домом культуры, музеем.

В 70-х годах город на Лене-реке стал не только воротами алмазного края, но и основным поставщиком строительных материалов для всех строек Мирного, Айхала, Удачного, Чернышевского, Нюрбы.

Ленские энергопоезда на протяжении ряда лет являлись единственным источником, снабжающим электроэнергией обогатительные фабрики города Мирного. Начав работать в 1959 году, энергопоезда увеличили свою мощность к 1967 году в 12 раз, а выработка электроэнергии за весь этот период составила около миллиона киловатт-часов. В третьем и четвёртом кварталах 1967 года гидростроители пустили два агрегата Вилюйской ГЭС и этим ознаменовали начало работы Вилюя на алмазный край. Не стало дымного облака над Ленском, тяжёлый труд работников энергопоездов заменила река.

Увенчался успехом упорный труд ленских нефтегазоразведчиков. Мощный газовый фонтан с суточным дебитом 200 тысяч кубометров ударил в среднем течении реки Большая Ботуобия. В апреле 1972 года приказом министра геологии РСФСР в Ленске было организовано новое предприятие - Среднеленская нефтеразведочная экспедиция (СЛНРЭ). Первооткрывателями природной кладовой Якутии был небольшой коллектив рабочих и инженерно-технических работников Ботуобинского участка глубокого бурения. Это бывший начальник участка Н.Буравлёв, инженер Ф.Аминов, буровой мастер В.Кузьмин, бурильщики И.Карымов, В.Потёмкин, дизелисты А.Цекарь, П.Литвинцев и другие, составившие костяк Среднеленской экспедиции.

В 80-х годах население районного центра достигло 30500 человек. Дружной семьёй здесь жили представители самых разных национальностей: русские, украинцы, якуты, татары, латыши, литовцы, буряты и многие другие. Город насчитывал десяток промышленных, два геологических, восемь строительных предприятий, девять - транспорта и связи, четыре - сельского хозяйства, две торговые организации, два предприятия сферы обслуживания и четыре складских базы. Здесь имелись пять крупных автотранспортных предприятий, мощный речной порт, авторемонтные мастерские. Сооружением жилья, объектов промышленного и гражданского назначения в городе занимался ряд крупных подрядных организаций. Крепла база стройиндустрии. Действовал комбинат строительных материалов, возводился цех крупнопанельного домостроения. Улицы Ленска одевались в бетон. Объём выпускаемой продукции в год превышал 16,5 млн. рублей. Ленск вырабатывал 34,5 тысячи кубометров пиловочника, 12 тысяч кубометров сборного железобетона. Складские базы перерабатывали товарно-материальных ценностей на 240-250 миллионов рублей. Грузооборот транспортных предприятий составлял 233 млн. тонно-километров, а общий товарооборот торговли - 55 млн. рублей. В школах города обучалось около пяти тысяч детей.

Сотни тысяч тонн перерабатывались Ленским речным портом, а автомобилисты доставляли эти грузы предприятиям Мирного, Айхала и Удачного. Весомой была доля участия ленчан в строительстве Вилюйской ГЭС. Геологи Ленска были заняты поиском природного газа и нефти. Велось освоение богатых лесных запасов. Из Ленского аэропорта в те годы ежедневно уходили в рейсы самолёты Ан-24 и Як-40 до Иркутска, Новосибирска, Якутска и Мирного. Небольшие самолёты Ан-2 и Л-410 связывали райцентр с Витимом, Пеледуем, Хамрой, Ярославским, Нюрбой и Сунтаром.

Несколько лет исследований недр пеледуйского свода ленскими разведчиками недр дали хорошие результаты. Накануне Первомая 1987 года бригада В.И.Сборца Витимской нефтегазоразведочной экспедиции получила промышленный приток нефти из скважины, пробуренной на Центрально-Талаканской площади. Расчёты, выданные геофизиками Ленской экспедиции, оправдались. На прогнозной карте юго-запада Якутии появилось ещё одно месторождение “чёрного золота”.

В 1990 году численность населения Ленского района достигла максимума - 51100 человек. Количество городских жителей в тот год составило 41300 человек.

В 90-х годах Ленск пережил все «прелести» перестройки, эпоху тотального дефицита и талонов, низвержение власти КПСС, крушение СССР, переход к жёстким правилам рынка, безработицу. Экономический кризис, безденежье ударили по многим небольшим предприятиям и учреждениям города. В то же время эти годы отмечены небывалым подъёмом ленской культуры, созданием первой студии телевидения, созданием православной общины, началом строительства храма Святителя Иннокентия.

День 8 августа 1996 года вошёл в историю не только нашего района, но и всей республики. По временному трубопроводу талаканская нефть дошла до Витима, где её закачали в трюмы танкера «Ленанефть-2063». Судно взяло курс на Тикси, следом подошло другое. До конца навигации северным районам с месторождения было отправлено 26 тысяч тонн талаканской нефти. Экономия для республики в результате использования своей нефти составила 60 млрд. рублей.

Первый год нового тысячелетия – знаковый для ленчан. Это настолько серьёзная, важная, масштабная веха в жизни нашего города, что мы, наверное, так и будем делить историю Ленска, да и свои жизни, отныне на периоды «до наводнения» и «после наводнения». Год при этом не уточняется, поскольку 2001-й затмил собой все предыдущие наводнения в Ленске.

В кошмарные дни 15-18 мая 2001 года о городе Ленске в Якутии узнали не только во всей России, но и за её пределами. 20 метров 12 сантиметров – рекордный уровень воды для республики. Ленск затопило почти полностью. Плавали даже деревянные двухэтажки. В пик наводнения каменные здания забавно уменьшились в росте на этаж-полтора. После того, как вода отступила, страшная картина предстала взору ленчан: река сковырнула, стащила, опрокинула, смяла, разодрала на части свыше пяти тысяч домов. «Как после бомбежки в Чечне», - признавались московские журналисты. Были разрушены 2692 жилых дома и квартиры, пришли в негодность 3025 дач; пострадало более 70 котельных, около 400 км линий электропередачи; на складах оптовой торговой конторы, обеспечивающей весь алмазный край, затонуло около двух тысяч тонн продуктов. Всё это – лишь часть зафиксированных материальных потерь. Ущерб по приблизительным данным составил 3 миллиарда рублей. От водной стихии пострадал не только райцентр. Досталось селам и поселкам Ленского района – Нюе, Наторе, Турукте, Батамаю. В селе Мурья осталось в целости всего восемь домов, и его решено было не восстанавливать, а отстроить на новом месте. Поселок Салдыкель разбушевавшаяся стихия стёрла с лица земли.

Курс на возрождение и перерождение Ленска после сокрушительного наводнения 2001 года был принят сразу же после визита Президента России В.В.Путина. Предстояло построить 327 разноквартирных – быстровозводимых, деревянных, каркасного и панельного типа – домов, обеспечить новыми квартирами 3200 семей, лишившихся крова. Для руководства восстановительными работами в Ленске была создана, по словам Сергея Шойгу, «система кризисного управления», основные усилия были направлены на строительство и восстановление жилья, объектов ЖКХ и социальной сферы. Более 6000 строителей и свыше 300 единиц техники было задействовано в Ленском районе. В Ленске удалось достигнуть небывалого подъема строительных работ, за 100 дней построить столько, сколько, по самым жестким нормам, положено возводить за 22 месяца. Как Ташкент в 1966 и Спитак в 1988, город восстанавливала вся страна. Город приобрел почти 500 000 квадратных метров жилья – столько, сколько вводит за год миллионный мегаполис.

В результате бурной ремонтно-восстановительной эпопеи в Ленске появились новые микрорайоны: Алроса, Северный, Мухтуйский, Чанчик, Мархинский, ЮКОС, Тамбовская площадка из восьми домов, «энергетическая» площадка из 14 домов АК «Якутскэнерго», отдельные дома в самом городе и два спортивных комплекса. Город, обреченный на жалкое существование, обрел второе дыхание, вторую жизнь.

В первые годы третьего тысячелетия обозначились новые приоритеты в развитии Ленского района: нефть, газ, лесопромышленный комплекс и пищевая промышленность. У Талаканского месторождения появился новый недропользователь – ОАО «Сургутнефтегаз».

Сегодня производственное управление «Алмаздортранс» - современное предприятие, вся история которого доказывает способность коллектива выполнять свои главные задачи: перерабатывать и перевозить народнохозяйственные грузы для алмазодобывающей промышленности, невзирая на погодные и дорожные условия. Более двух тысяч человек трудится в «Алмаздортрансе», и задачи всех ленских «алмазников» едины - это организация стабильного транспортного процесса и обеспечение основного производства всем необходимым. Большие задачи, стоящие перед предприятием, коллектив решает оперативно и слаженно, внося достойный вклад в развитие АК «АЛРОСА» и республики. По грузоперевозкам наш район занимает первое место в Якутии.

У Ленска большое будущее. Ленск становится одним из стратегических городов Якутии. Название, которое дали нашему городу в советские времена, «ворота алмазного края» сейчас уже не актуально. В связи с разработкой Талаканского нефтяного месторождения и строительством нефтепровода ВСТО значение нашего города для республики возросло многократно.

Уже сегодня на Талаканском месторождении в две вахты трудятся около семи тысяч рабочих, половина из них – якутяне, жители Пеледуя и Витима. Это дизелисты, работники, обслуживающие котельное оборудование, повара и другие специалисты. В 2008 году первая якутская нефть поступила в нефтепровод ВСТО. Скоро её количество достигнет трёх миллионов тонн ежегодно.

После почти полугодового обсуждения утверждён маршрут прохождения федеральной автодороги до Усть-Кута, которая обеспечит круглогодичную связь нашей республики с западными регионами страны. Предпочтение отдано республиканскому варианту прохождения трассы по территории Ленского района. После передачи в федеральную собственность трассы «Мирный – Ленск» и строительства 800-километрового участка будущей автодороги одна из крупнейших транспортных артерий востока страны приобретёт логическую завершённость, избавит нас от зимников и наладит надёжное сообщение от Якутска до Иркутска и дальше.

Перспектив у Ленска открывается всё больше. На подходе – такая гигантская компания, как «Газпром», которая будет вести работу по освоению Чаяндинского месторождения. Любая большая компания не работает сама по себе. Большой бизнес, как паровоз, тащит на себе экономику всего региона. Так же и у нас.

Блага новых экономических отношений ощущаются всеми горожанами, наконец-то решён вопрос с газификацией города. До этого проблема была неразрешима около 20 лет. Активно ведётся строительство жилья. Появилось множество частных кафе, гостиниц. Местные фирмы выступают субподрядчиками крупных компаний. Всё это говорит о том, что в Ленске появились хорошо оплачиваемые рабочие места, а значит, и перспективы для горожан.

Люди перестали уезжать из Ленска, как это было в первые годы после наводнения. Последние показатели рождаемости в нашем городе превысили смертность. Приезжают молодые специалисты. Раньше выпускники вузов после окончания учёбы практически не возвращались в Ленск, предпочитая оставаться в большом городе. Сейчас же наша молодёжь всё чаще выбирает родину, где жизнь тоже кипит. У нас нет проблем с трудоустройством. Наоборот, реализация мегапроектов требует всё больше рабочих рук. В Ленске становится интересно жить. Сколько восторгов было во время Кубка мира по футзалу летом 2007 года! Тем же летом прошли ещё и фестиваль «Ленские просторы», и День города, и республиканский фестиваль «Играй, душа моя, гармонь сибирская!», осенью – Дни литературы и искусства в Ленском районе. В Ленске появился спортзал, отвечающий мировым стандартам, боулинг. В Ленске возрождён для детей турнир «Кожаный мяч», открывается спортивный лагерь. Жизнь в Ленске становится более динамичной и интересной.

С декабря 2007 года главой Ленской администрации работает Л.А.Иляхин, высокий профессионализм которого помогает решать сложные задачи организации городской жизни. За последние два года отремонтирована проезжая часть центральных улиц, обновлен автобусный парк, приобретена техника для коммунального хозяйства, закончено строительство газопровода до города. В котельные подан первый газ, ведется подготовка к газификации частных жилых домов.

Председателем городского совета избран А.И.Девятияров, депутаты утвердили ряд целевых программ, направленных на решение социальных вопросов и улучшение жизни горожан. Так, отремонтировано уличное освещение, достроена лыжная база, строятся спортивные и детские площадки. Активно работают постоянные комиссии по жилищно-коммунальному хозяйству и транспорту, возглавляемая Т.П.Шабановой, по бюджету и экономике – А.В.Шардаков, а также депутаты О.А.Карнаухов, О.А.Батышев, Т.И.Коротаева.

Неоценимую помощь в благоустройстве города оказывают коллективы управления «Алмаздортранс» (руководитель В.Г.Хоружий) и все его подразделения, Ленское отделениие УМТС АК «АЛРОСА» (С.А.Зайцев), ЛО УЖКХ (А.П.Петелин), ООО «Таас-Юрях-нефтегазодобыча» (Е.Д.Хампиев), ДРП МУАД (А.И.Эндерс).

Главную ценность города составляют его люди: участники войны В.В.Кошмелев, П.Н.Скрябин, ветераны труда А.И.Савалов, З.И.Авдеева, В.Ф.Слободенюк, А.И.Наумов и другие, чей труд сыграл важную роль в становлении и развитии города.

Сегодня Ленск играет ведущую роль в создании Западно-Якутского территориально-промышленного комплекса, у него хорошие перспективы. Здесь базируются районное нефтепроводное управление АК «Транснефть», крупная нефтебаза, обеспечивающая нефтепродуктами западный регион Якутии, начаты подготовительные работы по освоению Чаяндинского газового месторождения.

В июле 2013 года будет отмечаться 50-летие со дня присвоения Ленску статуса города районного подчинения. Городские власти готовятся к празднованию юбилея. Учитывая возрастающую роль Ленска для экономического и социального развития всей республики, необходимо принятие постановления правительства РС (Я) по подготовке к этой знаменательной дате.

Горожане уверены, что в ближайшие годы Ленск из «ворот алмазного края» станет газовой столицей республики.